Татьяна Любимова (tiputya) wrote,
Татьяна Любимова
tiputya

Вечер памяти о.Александра Куликова

Сегодня у нас два дорогих именинника- Санька и о. Александр.
Хотели съездить на кладбище, но о.Николай, когда прикладывалась к кресту, спросил, будем ли мы на вечере, и оказалось, что чуть не пропустили такое событие.

Дети отзанимались в воскресной школе, заодно помогла на столы накрыть, потом сводили их поесть в "Теремок" и в Музей кукол, благо, последний рядом и бесплатно.Вернулись, вроде, пораньше, но уже вовсю шёл фильм про батюшку.

Алевтина потом тоже сказала то, на чём себя поймала к концу фильма: смотришь, как просто приходскую хронику, будто батюшка- где-то рядом, вот только вышел, будто всё как всегда, неизменно, и завтра точно так же будет...так на сердце хорошо и радостно от батюшкиного голоса, от его ликующего "Христос воскресе!"

Народу было много, приехали замечательные батюшки: о.Владимир Воробьёв, о.Аркадий Шатов, о. Александр Салтыков, о.Александр Ильяшенко, о.Фёдор Бородин.
о.Владимир рассказал о своём знакомстве с батюшкой-нужно было причастить больного в больнице, а в то время могли за это и посадить. О.Александр пришёл в назначенный день в светском костюме, но , как оказалось, с тайным облачением: вместо епитрахили- тесёмка, как галстук, повязанная, а поручи- под обшлагами рукавов пиджака невидные тесёмки. И умудрился поисповедовать и причастить больного так быстро и незаметно, будто это ничего не стоило.

Многие выступавшие говорили о том, что батюшке как будто всё легко и просто давалось, он ко всему относился спокойно: и к слежке "органов" в алтаре Кузнецов, и к "ссылке" в дальний храм, и ко всем трудностям священнического служения в советское время. Он всегда оставался самим собой, чем бы это ни грозило...

И ещё все говорили, что Маросейка в полной мере раскрыла его многочисленные пастырские таланты...

Пианист Иван Соколов не только поделился воспоминаниями, но и замечательно играл любимые батюшкины произведения.
И ещё одна замечательная пианистка играла, Ирина ....

Наталья Дмитриевна Солженицына рассказала, как удивительным образом, не зная, где служит о. Александр, впервые после изгнания приехав на Родину, она оказалась на Маросейке. ( хотела помочь возрождению иконописной школы, и очень, кстати, тогда помогли нам)

КАК о само собой разумеющемся, рассказывали о случаях батюшкиной прозорливости. Это так, многие, думаю, кто имел счастье общаться с батюшкой, испытали на себе холодок по коже...Одно дело, в книжке читать, а совсем другое- когда сам становишься свидетелем...

Ирина Мечёва вспомнила первую Пасху, как батюшка заботился, чтобы дети запомнили, прожили праздник не только во время службы. И ведь запомнили, дочь Ирины Катюшка, тогда семилетняя хорошенькая девочка, уже институт кончает, а про то, как боялась: "достанется ли ей маленькое шоколадное яичко из рук батюшки, а потом успокоилась: раз Батюшка раздаёт-всем хватит, и ведь хватило(!)"-рассказывает до сих пор...

О. Александр Салтыков и о. Фёдор Бородин независимо друг от друга отметили особый дар духовничества о. Александра. ПРи всей его "простоте и необразованности" он умел найти общий язык с каждым, каждому- нужное слово. У него окормлялись лучшие священники. О. Фёдор, служение котрого начиналось на Маросейке, под руководством о. Александра, назвал батюшку, своим "священническим отцом".

Было много дивных выступлений.
И рефреном шло- какое счастье, что в нашей жизни был такой удивительный батюшка, о.Александр.
Для каждого из нас- по-своему родной, разными путями ведший нас ко Христу, но это теперешнее сиротство и благодарная память, как ни удивительно, объединяет и сближает нас, таких разных, ещё больше...

Такие радостные и духовно насыщенные, питающие и греющие душу вечера были маросейской традицией. Как будто пахнуло и рождественскими вечерами-концертами у Марии Васильевны Зубовой, и пасхальными детскими утренниками, когда звучит дивная музыка, когда особенно радостно и хорошо, потому что мы все вместе и рядом батюшка...

Дети весь вечер как будто пропали. Посто чудо какое- то, это ведь отстояв службу, отзанимавшись, погуляв по морозцу...Алёшка рисовал в иконописной лошадей, а Марусе матушка Лена подарила целую банку сокровищ: бус, пуговок, маленьких игрушечек и она, как мышка, сидела тихонько в учительской и играла сама с собой. Время от времени то один, то другой возникали у стола и, разжившись бутербродом или мандаринкой для себя и сестры (брата), снова исчезали.

Уже дома помянули Саньку. Он любил батюшкины именинные застолья в храме, и батюшка неизменно говорил:"А у нас есть ещё именинник!"- и показывал на Сашку. Сашка смущался и радовался одновременно.

Теперь обоим поём "Вечная память!"
Души их во благих водворятся...
Батюшка всегда так же уверенно пел это, как и восклицал "Христос воскресе!"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments